04:41 

Вдруг внИзапно...

Айхалли Хиайентенно
Это же Ангамандо, чувак!..
Вдруг внИзапно я лишился очередной девственности - написал первую в жизни зарисовочку по мартиновскому миру.
Дейтвително внИзапно, сам не знаю, как, оно как-то само.


Белый туман властвовал сегодня над миром, бездонный, густой и такой холодный. В нём плавилась и таяла Великая Стена - самое грандиозное деяние человечества, поражающий воображение труд многих и многих, жажда жизни, овеществлённая в мерцающих ледяных блоках. Невежды говорят, что в ней, Стене скрыты могущественные чары, но мало ли, что там говорят невежды. Просто не из обычной отвердевшей воды эта Стена, она - из надежд и мечтаний, из горечи невосполнимых потерь и ядовитой сладости самых дорогих воспоминаний. Из согласного стука сотен сердец, на этой великой Работе сливавшихся в одно. Из имён тех, кого пожрала Долгая Ночь и тепла пиршественных костров на празднике её преодоления. Может, в ней есть заодно и некие чары, рассказывают, что - и верно - чуть ли не целое войско каких-то крикливых, словно голодные чайки, южных жрецов приезжало, но в них ли дело? Или всё-таки - в воле и вере человеческой?.. И замок, первым вознёсший гордые башни над неприветливой землёй древнего и запретного Севера назвали - Твердыня Ночи. В знак того, что отныне ночь тоже будет принадлежать людям...
Ему всегда нравилось бродить по Великой Стене. Нет, не стражу проверяя, чего ради её лично проверять-то, на это десятники и сотники есть, и пытаясь делать за них их привычную работу, он только незаслуженно оскорбит их, а просто так. На Стене хорошо думалось. Особенно - о вещах великих и важных, таких, как она сама. Он приходил сюда каждый день, бросая вызов холоду, встречая лицом ледяной ветер . Первые несколько минут - просто стоял, протянув руки к живой темноте чародейного леса, нарисованного у горизонта днём - синевато-сизым. ночью - иссиня-чёрным. Потом - задумчиво брёл по Стене в ту или другую сторону от замка. Братья давно уже привыкли не обращать внимания на причуды Командующего, тем более, что его отлучки на состояние общих дел никак не влияли. Только пошучивали насчёт того, что однажды таковой Командующий совсем уж глубоко замечтается и в итоге придётся ехать забирать его из Восточного Дозора, не ближе.
Если бы он был художником,то, наверное, он каждый день рисовал бы Стену. Потому что она каждый раз разная. Ослепительно сверкающая в ясные дни, бесприютно серая в пасмурные, рдеющая живым пламенем на закате... И мысли каждый раз навевает разные. Иногда - ядовито-язвительные даже, может быть, она всё же - в некой мере живое существо и периодически её одолевают приступы дурного настроения? В любом случае, Командующий не обижался.
А сегодня туман. Такой плотный, что едва можно разглядеть гравийную дорожку у себя под ногами и парапет, мимо которого идёшь. И мысли - под стать туману,: холодные и какие-то скользкие. Что-то насчёт того, что всё, по-настоящему важное и главное уже сделано Брандоном-Строителем и Азор Ахаи, а нам, потомкам осталось-де только хранить былую славу... Мерзкие мысли, в общем! Усилием воли запретив себе поддаваться унынию, он остановился, и опёршись грудью на парапет, свесил голову вниз, словно хотел вытряхнуть из таковой под Стену эти мерзкие мысли.
И тогда он увидел - её.
Нет, это было какое-то чудо - как можно разглядеть кого-то в густейшем тумане, да ещё с такой высоты, и к тому же - белую фигуру на белом! Тем не менее, она болезненно-ясно нарисовалась его взору, так, если бы стояла от него в шаге. Высокая и тонкая, волосы - летучее серебро, глаза - холодные синие звёзды...
- Это только видение! - сурово сказал он самому себе, вслух, чтобы разогнать наваждение тумана, - Надо всё-таки меньше бродить по Стене, когда ни зги не видно, предаваясь глупой зависти к Строителю и больше заниматься делами. А то не такое ещё мерещиться начнёт!
Стена промолчала, как всегда, но Командующему показалось, что Она с ним согласна. Он круто развернулся и зашагал назад в замок.

Но заниматься делами отчаянно не получилось. Строгие буквы и цифры донесений играли в издевательские догонялки, никак не желая складываться в осмысленные фразы, а стоило отвести взгляд от бумаг - воображению представала она. Пряди серебряных волос. Тонкий обруч на бледном лбу - корона из невесомого морозного кружева. Изгиб тонкой руки, рассыпающей голубые искры...
- Надо к мейстеру сходить, - подумал он, - Пусть настой какой даст, это всё - от Клятвы. Точнее, от тоски по женскому телу, не я один от плотского желания вон тут из шкуры вылезаю...
Её лицо так явственно представлялось рядом, мудрое, всепонимающее.
- Может быть, ты душа Стены? - безмолвно спросил он у этого лица, - Не зря же тут все до единого прохаживаются насчёт того, что Командующий, похоже, влюблён в Стену... Ответом был смех - нежный перезвон льдинок, слышимый до боли явственно...
Ни к какому мейстеру он, конечно же, не пошёл - стыдно! За подобными составами бегают, в основном, юнцы, зелёные, как летняя трава, а он - Командующий и к тому же Старк, он должен справиться сам. Только волей - воистину железной, единственно достойной рождённого под серыми крышами Винтерфелла.
Первым же утром, в которое туман развеялся, Командующий затеял охоту. Трубили рога, смеялись молодые загонщики, захлёбываясь лаем, рвались псы с поводков. И он почти не думал о ней, сладко и страстно отдавшись бешеной скачке...
И вот тут он и встретил её наяву. Когда, решив дать немного остыть коню, поехал, гася скорость, вдоль маленького, никогда не замерзающего ручья, на берегах которого упрямо росли бледно-голубые холодянки. Как эти сумасшедшие цветочки умудрялись выживать в мороз, не знал никто. Мейстеры беспомощно разводили руками, а простые дозорные, мягко говоря, не блиставшие книжными знаниями, называли холодянку "вихтоцветом" и почему-то верили, что тот, кто сорвёт такой цветок, не вернётся из ближайшего рейда.
А она сидела на берегу и плела венок. Улыбалась чему-то своему, далёкому. Почувствовав приближение Командующего, встала ему навстречу.
Как они говорили? Мыслями? Прямым соприкосновением душ?
- Как тебя зовут?
- У нас нет имён в вашем привычном понимании слова. Мы ведь говорим ощущениями, а не словами. Но если хочешь звать словом - придумай мне слово.
- Я не смогу сейчас найти... Таких красивых, таких нежных. Чтобы слова были тобой. Я буду звать тебя просто Королевой, потому что ты ворвалась в мои мысли, и покорила их, и все отняла, ничего не оставив мне самому.
- Я никуда не врывалась и ничего не покоряла...
- Я видел тебя в тумане...
- Это особый туман. Он очень редко бывает. Иногда он показывает будущее. Или просто - что-то очень важное.
- А потом я видел тебя во сне. Только тебя. Да и наяву тоже - только ты. Я читал бумаги,отдавал какие-то приказы, но сам был пустой оболочкой. Потому что у меня и во мне осталась только ты.
- А сейчас это происходит со мной. То же самое почему-то происходит со мной. Я не хочу тебя отпускать!
- Скажи, ты и правда - душа Стены?
- Нет, - тоненькие льдинки смеются так безмятежно - Я... Мы... Нет, об этом сейчас слишком рано, это всё сломает! И ты уйдёшь, а когда вернёшься, принесёшь эту жуткую штуку... Не надо! Я всё объясню тебе потом...
И время с тихим вздохом остановилось, и старое кривое чардрево смотрело неодобрительно с другого берега ручья, и смеялась вода. Рука оказалась в руке, и губы слились с губами, промёрзшая земля показалась мягче пуховой перины, и куда-то вдруг подевался инеистый венец с высокого чела серебряной леди, может - растаял... Лёд обжигал, и нигде в мире не было ни границ, ни запретов, и какая разница, какого цвета была сейчас Стена... Это было долго, бесконечно долго и сладко, а потом Командующий подозвал коня, чтобы посадить на него свою леди. Конь шарахнулся было в испуге, но леди коснулась рукой его шеи невесомым ласкающим движением и благородное животное мгновенно успокоилось. На миг Командующему показалось, что бархатные лошадиные глаза вспыхнули синим огнём, но, видимо, только показалось. Впрочем, ему было всё равно.

Что было дальше, о том помнят легенды, хоть и рассказывают очень скупо, впрочем, легенды и не обязаны быть щедрыми на слова. Брандон-Крушитель, Джорамун-одичалый, имя, изъятое из летописей Дозора и Винтерфелла... Был последний отчаянный бой, и у ног Короля таяла с драконовым стеклом в груди его Королева, и он, в одно это растянутое в страшную вечность мгновение снова ставший пустой оболочкой, уже знал откуда-то, знал безжалостно острым знанием предвидения, что однажды он вернётся.
Чтобы разрушить Стену, выпустив оттуда всю силу воли и жажды, надежд и чаяний, благословений и проклятий.
Может быть, этой силы хватит, чтобы вернуть Её?...




Комментарии
2016-12-02 в 06:13 

meganixel
spare me your rectitude
Потрясающе красиво и волшебно! Одна из моих любимых тем в фэнтези - соприкосновение с другой разумной расой, которая иначе мыслит и чувствует, налаживание вот этого вот контакта, без предубеждений, без вражды. Очень понравилось описание Стены. Пиши еще на эту тему!:snezh:

2016-12-03 в 03:49 

Айхалли Хиайентенно
Это же Ангамандо, чувак!..
Попробую.
Самому очень хочется, только пока что сам ещё не прочувствовал, что там у них и как. Ног хочется до боли. Вот только большинство читателей вытаращит, наверное, глаза: какие ж это Ходоки, это что-то совсем странное и с каноном рядом не валялось. Впрочем, плевать, главное - поймать бы нужное...

Одна из моих любимых тем в фэнтези - соприкосновение с другой разумной расой, которая иначе мыслит и чувствует, налаживание вот этого вот контакта, без

Если тебе при этом не принципиален антураж именно фэнтези - чтобы эльфы, и драконы и непременно маги с посохами, можешь на досуге поколупаться в моих записях по тегу "Архэити, и пощады не просите". Там - всякие пёстрые обрывки и заметки про людей и не-Людей странного крипотного мегаполиса. (А зподно, ты, может быть, раздухаришь меня писать что-нибудь дальше, а то что-то я иссяк в последнее время))))

2016-12-03 в 18:51 

meganixel
spare me your rectitude
Айхалли Хиайентенно, хорошо:rotate: Последнее время я немножко в бегах, чтобы так вот свободно искать и читать всякое в интернетах, вникать в новое и пр. Но я верю, что обязательно пороюсь еще в твоем творчестве, ибо ты действительно меня заинтересовал!

2016-12-04 в 02:32 

Айхалли Хиайентенно
Это же Ангамандо, чувак!..
А мне будет очень интересно узнать твои соображения про этот Город. И, может быть, оттолкнувшись от них, найти ответы на ещё какие-нибудь вопросы. Ибо вопросов там - море.

   

СТЕНА БЛИЗКО! :)

главная